"Пот и соль музыки" (Газета "Советская Белоруссия")

11 Jan 2017
by Администратор Главный


Дирижер Александр Хумала учился в Европе и делал карьеру. Ему оставалось несколько месяцев до получения голландского паспорта. Однако в 2012 году молодой музыкант вернулся в Беларусь, приняв на себя руководство музыкальной капеллой «Сонорус». Нам удалось поймать Александра для интервью между визитом в Минкультуры и репетицией и расспросить, тяжело ли дается карьера на Западе и каково было отказываться от заграничных перспектив ради возможности вернуться на родину.

— Сегодня перебраться за рубеж несложно, но там все медом не намазано. Конкуренция очень жесткая, причем она построена не на каких–то личных отношениях. В конкурсах на места музыкантов такая система, что люди играют за ширмой. Ты не видишь, кто играет, ты не читаешь резюме. У тебя участник под номером один, и ты слушаешь. Комиссии понравилось — он проходит. Не понравился, что–то не получилось — значит, не прошел. А это может быть лауреат каких–нибудь престижных премий. Буквально недавно выбирали контрабасиста в один европейский оркестр. Из 20 человек, которых допустили в первый тур, только четверо прошли во второй. Для того чтобы тебя отобрали на первый тур конкурса, чтобы ты мог хотя бы выступить, ты должен пройти предотбор, в котором, возможно, будут участвовать еще человек 600. Это как спортивные соревнования. А выигрывает только один.

— И этому одному сладкая жизнь гарантирована?

— За границей есть уверенность, что если будешь много работать, то и заработаешь адекватно. Я там в пять утра уже вставал и в час ночи еще отвечал на телефонные звонки. В США (прошлым летом там работал) никого не удивишь, если позвонишь среди ночи.

Как ни печально, в вопросе, почему люди уезжают, все упирается в финансирование. Музыканты по природе трудоголики. Мы привыкли заниматься по 6 — 7 часов в день, чтобы добиться хорошего результата. Это только выглядит так: кто–то пришел и сыграл на скрипке. Все говорят: ну он же не лопатой машет! А попробовал бы кто пять часов постоять у пульта и хотя бы просто на вытянутой левой руке подержать скрипку, а правой рукой смычок. Это огромный физический труд! Или просто посидеть, как пианист, пять часов за роялем. Или трубач — это огромная физическая нагрузка! И, конечно, люди хотят работать и зарабатывать. И выезжают за рубеж в поисках лучшей доли.

— Почему же вы тогда вернулись?

— Не было дня, когда бы не задавал себе этот вопрос. Я учился в Голландии, выиграл довольно большой грант от королевы: из 100 тысяч заявок прошла только моя. До этого работал в Польше и много ездил, в общей сложности прожил за границей около 5 лет. И вот получил предложение поучаствовать в конкурсе на должность главного дирижера музыкальной капеллы «Сонорус». И я думал тогда, стоит возвращаться или не стоит, потому что я ведь уже работал, правда, конечно, не на позиции главного дирижера.

— Но ведь вы даже в Королевском оркестре Нидерландов ассистировали, а это номер один в мире, для многих попасть туда — вершина недостижимая...

— Мне оставалось меньше года, чтобы получить голландский паспорт. А потом я подумал, что есть разница, когда ты просто музыкант и когда ты за что–то ответственен. Тут целый коллектив, возможности показать себя именно как руководителя, что для меня очень важно. Потому что дирижер — это не просто интерпретатор музыки, он должен руководить оркестром, звуком, очень многое в нашем деле связано с психологией, дипломатией. И я так думаю, что это для меня хороший опыт. Поначалу, конечно, проявился какой–то юношеский максимализм. Мне было 29 лет, когда меня назначили. В этом возрасте мало кто становится главным дирижером. И потом, можно сказать, что ментально я из Беларуси никогда и не уезжал, потому что всегда мои мысли были здесь. Тут моя семья, родители, младший брат. Здесь мои друзья. В конце концов, почему я должен уезжать из своей страны, где я вырос, где любимые улицы, места, которые дороги сердцу, почему я должен бросать это все и где–то оставаться?

— Но вы ведь не оставляете свои зарубежные проекты?

— Конечно, я много бываю за границей. Работаю в оркестрах как приглашенный дирижер. Это во всем мире обычная практика. Но здесь у меня ответственность за целый коллектив.

— А кроме вас, кто–то еще приехал обратно в Беларусь?

— Допустим, шикарный пианист Александр Музыкантов, одна из наших звезд. Он отучился в престижном London College of Music, получил там стипендию. Юрий Блинов вернулся из Америки — тоже один из профессиональнейших пианистов. Потому что есть такое пропитанное горечью слово «патриотизм». Хотя найдутся те, кто, прочитав, скажут: «Да он дурак, раз вернулся сюда на небольшую белорусскую зарплату». Есть те, кто кричат о любви к Родине с трибуны. В такой патриотизм я не верю. А вот когда музыкант высочайшего класса едет на родину, чтобы поднимать здесь национальную культуру, — это дорогого стоит.

ovsepyan@sb.by

фото Юрия БОГОМАЗА

Советская Белоруссия № 50 (24680). Вторник, 17 марта 2015