Требуются вторые скрипки и гобой

26 Feb 2015
by Администратор Главный

Принято считать, что так называемая утечка мозгов — проблема сугубо научного сообщества, представители которого меняют родные пенаты на более высокооплачиваемые места в заграничных институтах, пусть даже там их ждет должность старшего помощника младшего лаборанта. Однако в мире искусства ситуация зачастую обстоит ничуть не лучше: в частности, белорусские музыканты весьма активно мигрируют в зарубежные оркестры.

Миграция не только из оркестра в оркестр, а из страны в страну стала за последние десятилетия делом вполне обыденным. Значительную часть подающих надежды учеников и студентов иностранные учреждения образования расхватывают еще в юном возрасте, и тогда мало шансов, что музыкальные вундеркинды останутся в Беларуси.

Главный дирижер Государственного академического симфонического оркестра Александр Анисимов на сверхострую нехватку кадров не жалуется, но наличие проблемы признает:

— Если раньше кадровый голод существовал внутри наших симфонических коллективов и были зияющие дыры, незаполненные вакансии, то сейчас этого почти нет. Но есть опасность, что места заполняются не самыми квалифицированными исполнителями, потому что существует отток высококлассных специалистов в другие страны — например, к нашим соседям в Россию. Три замечательных музыканта, гордость нашего оркестра, сейчас работают у Гергиева. Мы, с одной стороны, гордимся, что воспитали таких замечательных профи, потому что у Гергиева конкурс был огромный — 200 человек на место. А с другой стороны, мы в таких ситуациях вынуждены проводить довольно жесткие конкурсы, чтобы заполнить освободившиеся места

Кроме того, старшее поколение музыкантов постепенно уходит. Иногда, откровенно говорит Александр Анисимов, объявленный конкурс приносит результаты не сразу. Тогда поиски возобновляются через полгода–год и в итоге подбираются подходящие кадры:

— Мы не жалуемся на то, что у нас не заполнены штаты. Но хотелось бы, чтобы на места, которые освобождаются в оркестре, приходили действительно серьезные, классные исполнители.

На европейском уровне проблема оскудения выбора незаметна, считает знаменитая пианистка и педагог Елизавета Леонская, еще в 1978 году сменившая СССР на Вену:

— Я не замечаю какого–то снижения уровня подготовки студентов. Негативные оценки всегда присутствуют в нашей жизни, но я думаю, что людей, преданных своему делу — в данном случае я имею в виду педагогов, — еще очень много.

Разумеется, это взгляд из Европы, из Вены — одной из мировых музыкальных столиц, которые собирают сливки с общего рынка образования и труда. Дирижер Александр Хумала, руководитель музыкальной капеллы «Сонорус», обучался в Роттердаме, сотрудничал со многими, в том числе ведущими, мировыми оркестрами и в конце концов вернулся в Беларусь. О трудоустройстве за рубежом рассказывает просто:

— Я могу сказать, что нас там действительно никто не ждет, но там никого не ждут — ни французов, ни немцев, ни американцев. В Голландии, например, конкурс сумасшедший — по 600 человек на место, из них к конкурсу на вакансию допустят 20, а принят будет только 1. Сами голландцы не могут найти работу. Что значит отток мозгов? Это проблема всех стран. Нормальное явление, когда человек ищет возможности заработать своим трудом, чтобы обеспечить себя и свою семью. Многие специалисты сейчас возвращаются в Беларусь, потому что благоприятные условия создаются, например, в IT–технологиях. Начали понемногу возвращаться и музыканты.

На родине у наших исполнителей не то чтобы богатый выбор в смысле трудоустройства: число оркестров неуклонно сокращается, а заработки невелики. Так что, с одной стороны, безработицы пока нет, а с другой — вакансии в коллективах заполняются чаще всего выпускниками или приглашенными музыкантами из других оркестров, признается Александр Хумала:

— Пока есть студенты, им нужно куда–то распределяться... Выпускники у нас — не плохие и не бездарные, они просто неопытные. А что такое оркестр? Это сыгранные музыканты, которые вместе должны не один пуд соли съесть. И, конечно, когда меняются люди, это, к сожалению, сказывается на качестве исполнения. Что касается звезд академической музыки, которые возвращаются в страну, то сейчас надо думать, как их удержать. И, на мой взгляд, проблема «как удержать» еще серьезнее, чем «как вернуть».