Улица затихла... В Витебске прозвучал гимн живой природе от капеллы «Сонорус»

05 Ноя 2018
автор Администратор Главный

Необычный процесс ворвался в звуковой фон города, чтобы на три часа вырвать его жителей из гремящего шума и вернуть в атмосферу комфорта и уюта – ближе к природе. Витебский Зелёный портал пообщался с главным дирижёром о том, как можно менять звуковой фон города.

29.10.2018 Грамадства Аўтар: Виктория Дашкевич Фота: sonorus.by

Услышать среди шума города песню жаворонка. Уловить через грохот машин шелест вековых дубов. Прочувствовать прелесть умиротворяющих сельских звуков на центральной улице мегаполиса. Всё это оказалось возможным в Витебске в один из тёплых дней ранней осени.

Впервые за 5 лет существования проект «Классика у ратуши с velcom» покинул пределы столицы и приехал к нам. Пресс-релизы заманивали зрителя произведениями Вивальди и Моцарта. Но главными на необычном оупен-эйре были не они. Программа стала своего рода гимном живой природе.

Познать себя

Программа, с которой музыканты Заслуженного коллектива Республики Беларуси Музыкальной капеллы «Сонорус» приехали в Витебск, – вторая для коллектива в рамках проекта и весьма необычная. Составил программу и привёз в Витебск главный дирижёр капеллы Александр Хумала.

– У меня было несколько моментов, которые я хотел бы предусмотреть, компонентов, которые стремился совместить, – рассказывает маэстро. – Но главное, чего бы я однозначно не хотел – это развлекать. Академическая и классическая музыка не предназначены для этого. Это процесс познания себя и окружающего мира. Он сродни чтению хороших книг, просмотру хороших фильмов, картин, скульптур...

Александр Хумала очертил три цели, к которым стремился, составляя программу для своего коллектива. Последняя, третья цель, логично следует из названия концерта «От Барокко до современности». Она в том, чтобы пройти через четыре столетия, посмотреть, как со временем менялась музыка. А вот об остальных мы поговорили отдельно.

Цель первая. Музыкальная

Маэстро отмечает: он хотел представить музыку, которая на первый взгляд может показаться сложной. Поэтому в программе практически нет так называемой популярной классики. Зато есть редко исполняемые произведения. Пусть не такие знакомые, но не менее прекрасные. И уж совершенно точно, в корне отличные от музыки для развлечения.

Популярная музыка – она как фастфуд. Открывают пакет из Макдональдса, пахнет картошкой и вот её уже нестерпимо хочется. Так же и с популярной музыкой. Она рассчитана на первобытные рецепторы. Для неё не нужна интеллектуальная воля вообще, – говорит Александр. Но я не хотел бы утверждать, будто человек, чтобы слушать классику, должен быть высоко образован или абсолютно грамотен. Ведь у каждого есть душа и мозги, каждый обладает волей.

А дальше, считает маэстро, всё развивается по логичному сценарию: человек проявляет волю, делая выбор в пользу интеллектуальной музыки, после неё возникает послевкусие. А что с этим делать дальше – выбор каждого. Подтолкнуть витеблян в первую очередь к такому выбору и было задачей программы.

– Мы вынуждены жить в условиях маркетинга, поэтому должны навязывать это отношение к искусству, – формулирует свою миссию Александр. – Именно к высокому искусству. Потому что остальные навязывания – попсовые, лёгкая классика – они работают намного эффективнее. Да, проверенным путём идти легче. Но самая яркая особенность «Соноруса» в том, что мы понимаем: без экспериментов нет движения вперёд.

Цель вторая. Стать ближе к природе

– Я хотел продемонстрировать не просто качественную, редко исполняемую музыку, но ещё и произведения, которые связаны с одной важной и интересной для меня темой – окружающей средой, – поясняет Александр. – Многие композиторы вдохновлялись тем, что нас окружает. Мне казалось, если мы выберем программу, отвечающую именно природной тематике, то в контексте открытого пространства, на природе, это будет совершенно по-другому восприниматься.

Произведения действительно звучали не самые популярные, но удивительно атмосферные. Разницу в их восприятии в стенах концертного зала и на лоне природы маэстро оценил ещё до того, как родился проект. Тогда, когда в репертуаре «Соноруса» появился концерт Dumbarton oaks Игоря Стравинского. Произведение посвящено старинной усадьбе в пригороде американской столицы, известной своим парком, в котором растут дубы:

– Мне повезло быть в этом месте и слушать там произведение Стравинского, – вспоминает дирижёр. – В старом парке концерт звучит совсем по-иному, логичными становятся мельчайшие нотки, которым изначально не придаёшь значение: вот шелестят дубы, щебечут птицы, живут своей незаметной жизнью жучки и паучки…

Другое проникновенное произведение исполнили и в Витебске. «Взлетающий жаворонок» английского композитора XIX-XX веков Ральфа Воан-Уильямса оркестры не часто включают в программу. Возможно, из-за того, что соло для скрипки с оркестром – очень сложная задача для скрипачки. Тем не менее, в исполнении Оксаны Герасимёнок оно звучало блестяще.

Были в программе и произведения современного польского композитора Хенрика Гурецкого, окунающие слушателя в атмосферу загородной жизни, и «Великого Астора» - аргентинца Астора Пьяццоллы, который посвятил свой концерт для баяна с оркестром Аконкагуа – высочайшей вершине Южной Америки, и итальянца Отторино Респиги, который на основе барочных произведений композиторов XVI-XVII веков написал сюиту «Птицы». В конце концов, не оказались обделенными и фанаты популярной классики: для них сыграли «Времена года» Антонио Вивальди.


Мелодии природы, ретранслированные композиторами, очень органично вписались в ландшафт – Витебский концерт проходил в парке Фрунзе, голос города ушел на второй план, уступив место звукам парка, леса, птиц:

– На открытом воздухе очень много отвлекающих факторов, – отметил маэстро. – Но мы заметили: во время концерта была удивительно тихо. Жаворонка слушали, казалось, затаив дыхание: вот он летит, вот крыльями машет. Улица и произведение не просто совместились, а будто даже дополнили друг друга.


Букет из разных цветов

Изучив влияние на мозговую деятельность человека разных звуков, психологи пришли к выводу, что среди них есть вредные для здоровья (современная коммерческая музыка, написанная на низких частотах, шум, бранная речь) и полезные (высокочастотная классическая музыка, звуки природы, народные и религиозные мелодии). Можно ли, благодаря таким проектам, изменить звуковой фон города на более дружественный для нас? Это уже начинает происходить, считает собеседник и делится своими наблюдениями, основанными на богатом опыте, который подарили ему поездки по разным странам мира:

– Наш город уже становится лучше. Есть частные инициативы, которые пытаются всё изменить. Но он в любом случае должен звучать по-разному. В европейских городах вы встретите множество уличных музыкантов. Я в 2013-2014 году пару месяцев работал в Лионе. Там в метро музыканты играют хорошую джазовую музыку. И сразу становится понятно, почему у людей нет агрессии, почему все улыбаются. Строгий же голос в нашей подземке: «оплатите проезд!» – на мой взгляд, превращает человека серую плиту. Но и в Минске уже есть подобные инициативы: музыканты играют в метро классическую музыку в день рождения Баха. Есть проект, в рамках которого на открытом воздухе в музее Азгура современная музыка дополняет старый фильм. Идея этого проекта несколько иная, но любые звуки – как лепесток в букете. Букет можно сделать из роз, а можно из разных цветов. И музыка города должна быть разной.

Городские кафе, считает маэстро, тоже могут звучать совершенно по-разному: здесь проблема в их менеджменте. И если не гнаться за прибылью, а добиваться комфорта и уюта, то почему бы не поэкспериментировать со звуком: наверняка, в городе найдутся любители выпить кофе под классические мелодии, а не современную коммерческую музыку. И тогда уже речь может в том числе и о высокой культуре досуга.

«Сонорус» изменил звуковой фон Витебска. И горожане с благодарностью приняли эти изменения. Более того, многие признавались: если бы концерты стали регулярными, они бы не пропускали такие мероприятия. А значит, Александр Хумала был бесспорно прав, когда заметил:

– Я точно знаю: такая музыка останется в сердцах. Потому что я не просто верю в силу музыки и искусства, я знаю эту силу.